Интернет, компьютеры, софт и прочий Hi-Tech

Подписаться через RSS2Email.ru

Анархия и исходный код.
Что есть движение за свободное программное обеспечение и как оно соотносится с анархизмом?

Кристиан Имхорст (Christian Imhorst)

Это - перевод моей статьи “Anarchie und Quellcode” для немецкого “Open Source Jahrbuch 2005” (Ежегодник открытых исходников 2005). Вы можете найти ее здесь: http://www.imhorst.com/en/anarchy_and_sourcecode.html. Статья более или менее резюмирует мою книгу “Die Anarchie der Hacker” (Анархия хакеров). Вы можете связаться со мной по christian@imhorst.com.

Предисловие

Два человека обедали вместе в Нью-Йоркском ресторане и обдумывали следующие шаги своей маленькой революции. Один из них, - Эбен Моглен (Eben Moglen), высказал мысль, что проходящие мимо люди, наверное, считают их очень похожими. "Здесь мы, - два маленьких бородатых анархиста, - составляем заговор и планируем следующие шаги. Любой, кто подслушал бы нашу беседу, стал бы думать, что мы сумасшедшие, но я знаю: я знаю, что революция находится прямо здесь за этим столом". А человек, сидящий напротив, - Ричард Столлман, - был тем человеком, который должен был заставить ее случиться. (Cp. Williams 2002, 184) Не только Эбен Моглен, - профессор права и истории права Юридического факультета Колумбийского университета, полагал себя анархистом. Ричард Столлман, - один из самых необычных людей Движения за свободное программное обеспечение, также видел себя анархистом. Не следует думать, что анархисты Движения за свободное ПО похожи на мультяшную картинку: потрепанный сумасшедший с горящими глазами и оружием. Наоборот, вместо хаоса Столлман в терминах хакерской этики постулировал новую форму порядка для интеллектуальной собственности: доступ к знанию должен быть свободным, децентрализованным, антибюрократическим и антиавторитарным. Поскольку концепция анархизма иначе истолковывается в Соединенных Штатах, равно как и в Европе, Столлман, как анархист, получил неодобрительные отзывы о себе. Дэвид Делеон (David DeLeon), - профессор общественной и интеллектуальной истории Ховардского университета в Вашингтоне, - в своей книге "Американец как анархист", объясняет, что в Америке анархизм является радикальной конструктивной критикой существующего либерального общества Соединенных Штатов. Кроме того, я считаю, что американский анархизм был необходим для разработки хакерской этики. (Imhorst 2004)

Идея Столлмана является радикальной политической идеей, так как касается частной собственности, - одного из краеугольных камней нашего общества. В начале 21-го столетия продажа интеллектуальной частной собственности в форме программного обеспечения едва ли не равна обладанию выдуманными привилегиями. Богатейший человек в мире, - Билл Гейтс, - сделал свои деньги не на продаже нефти или золота, и не на спекуляции акциями. Он сделал эти деньги на программном обеспечении. Начиная с 1980-х с копирайтами и патентами на интеллектуальную собственность в форме ПО, вы можете сделать миллионы долларов США.

Оппоненты Столлмана обвиняют его и движение за свободный софт в раздражающей отмене интеллектуальной собственности и в навязывании коммунистической утопии. Столлман не считает себя коммунистом или антикапиталистом, - общественным антагонистом, который желает отмены частной собственности. Лицензия Столлмана, - Универсальная общественная лицензия (GPL) GNU, - политическое выражение сущности движения за свободное программное обеспечение, - не отменяет интеллектуальную собственность. Наоборот, лицензия защищает специфическую интеллектуальную собственность.

Программист свободного ПО дарит другим контроль над плодом своего труда, но сам не утрачивает его. Он остается автором программы. Пользователь этой программы имеет определенные свободы: свободу изменять и публиковать модификацию. Только одно условие накладывается на эту процедуру: модифицированный труд должен быть опубликован под той же лицензией GPL. Существуют сходные лицензии для книг, музыки и других форм интеллектуальной собственности. Никто не вправе отобрать эти свободы. Свободное ПО не может быть собственностью отдельного человека, но оно может быть собственностью широкой общественности. Копия этого ПО является собственническим ПО. Проприетарные программы, такие как Microsoft Word, являются собственностью компании Microsoft. Пользователь, который установил Word, имеет право только использовать программу, но не имеет права собственности. Обширная лицензия призвана защитить Word от модификации и копирования. GPL, наоборот, поощряет пользователя изменять и копировать. Исключения из права собственности на GPL-софт ничтожны. Также отсутствует контроль над обращением свободного ПО. Любой, кому нужно программное обеспечение, может легко получить его с помощью копирования и распространения. Благодаря этой процедуре GPL-софт быстро распространяется. Одной рукой GPL предотвращает отчуждение любого, кто желает использовать свободное ПО, а другой рукой GPL устраняет возможность использования свободного ПО в создании проприетарного ПО. Ничто не может быть помехой для использования свободной операционной системы GNU/Linux и никто не может захватить ее и уничтожить. Каждый, кто может скачать GNU/Linux из интернета, кто может установить GNU/Linux на свой компьютер, кто может подарить или продать копии, является собственником своего личного GNU/Linux. В этом качестве GPL является разновидностью антилицензии, и поэтому Столлман охотнее говорит о ней как о копилефте в противовес копирайту.

Политическая философия Столлмана базируется на хакерской этике. На кодексе, который был разработан юными компьютерными фанатами в Массачусетском технологическом институте (MIT) в конце 1950-х. Они сообща изучали в MIT программирование первых компьютеров и делились друг с другом нажитыми знаниями. Совместное программирование, обучение и свободный поток информации они обобщили под термином хакинга и называли друг друга хакерами, а потом, как и следовало ожидать, журналисты использовали этот термин для обозначения компьютерных пиратов. Хакерская этика считается анархистской с тех пор как это требование свободы и децентрализации было изложено в терминах антибюрократизма и антиавторитаризма.

Анархизм в Европе почти исчез, но он упорно существовал в американской традиции. Делеон в "Американец как анархист" указал три важные характеристики этого феномена: радикальный протестантизм, как внутренняя религия; окружение огромными физическими пространствами, на которых сообщества могли бросить вызов государственному контролю; и американский анархо-синдикализм:

Наши радикалы сосредоточились на эмансипации, на ломке теремной власти, вернее на проектировании реорганизации. Они - аболиционисты а не строители учреждений; адвокаты освобождения женщин, освобождения геев, освобождения технологии, освобождения черных; пророки а не священники; анархисты а не администраторы. Они уверены, что свободный дух будет мало нуждаться или вообще не будет нуждаться в каком либо руководстве. (DeLeon 1978, 4)

Американский радикализм

После 200 лет независимости анархизм в Америке стал кардинально отличаться от анархизма в Европе или в России. Обитатели США создали свой родной либеральный радикализм новой страны, нового человека, нового мышления. Новый американский радикализм стал непохожим на какой либо европейский радикализм. Американские анархисты никогда не стремились отменить любую власть. Они были адвокатами новой формы порядка, - порядка американского анархизма. Концепция анархизма проблематична, так как сам анархизм никогда не был доктриной или устоявшейся теорией. Каждый приверженец анархизма может пересмотреть концепцию и понимать ее отлично от других. В заключение, - анархизм в Америке можно подразделять на "правый" и "левый". Однако, такое рассудочное разделение применимо к анархизму везде на протяжении всей его истории. В прошлом столетии американский анархизм нашел свое наиболее яркое выражение в движении хиппи.

Анархистские хиппи в Калифорнии были пионерами политической контркультуры 1960-х. Они послужили толчком для левых движений во всем мире. Они организовывали кампании против милитаризма, расизма, половой дискриминации, в том числе и в форме "прямого действия", которое в терминологии предыдущей анархической традиции называлось "пропагандой действием". Британские социологи Ричард Барбрук (Richard Barbrook) и Энди Камерон (Andy Cameron) в своем этюде "Калифорнийская идеология" охарактеризовали этих хиппи как "либералов в социальном смысле этого слова". Движение хиппи не создало иерархий, как это делали традиционные левые, но они создавали коллективные и демократические структуры.

Калифорнийские новые левые раньше всех совместили политическую борьбу с мятежом в культуре. В отличие от своих предшественников хиппи отвергли приспособление к жестким социальным обычаям, навязанных организованному человеку военщиной, университетами, корпорациями, равно как и левыми политическими партиями. Вместо этого они открыто объявили о своем неприятии правильного света, носили случайную одежду, занимались беспорядочным сексом, слушали громкую музыку и баловались наркотиками. (Barbrook and Cameron 1995)

Анархистские хакеры

Компьютерные фанаты из MIT не интересовались сексуальными связями, громкой музыкой и расслабляющими наркотиками. И все таки они имели много общего с хиппи. Например, - анархистское неприятие авторитарных и бюрократических структур и такое же желание победить эти структуры. Субкультура хакеров восходит к концу 1950-х в MIT. Стевен Леви (Steven Levy) написал о них книгу: "Хакеры - герои компьютерной революции". В 1959 университет предложил первый курс компьютерного программирования. В то время программировать компьютер было долгим занятием. Отдавать команды приходилось пробиванием карт в огромной машине, так как мониторы не существовали. Постоянно приходилось ходить к инженерам IBM, которые являли собой "священство" и сторожили компьютер. Когда первые хакеры, такие как Петер Самсон (Peter Samson), Боб Саундерс (Bob Saunders) и Алан Коток (Alan Kotok) желали попользовать одну из этих IBM-машин за миллион долларов, они отгонялись от машины священством.

Спокойная работа с машиной IBM разочаровывала. Нет ничего хуже долгого ожидания между тем, как вы вручную пробъете карты и временм когда получите необходимый результат. Если вы допускаете ошибку в одной букве в одной инструкции, программа терпит крах, и весь процесс приходится начинать сначала. Это сопровождалось быстрым увеличенем числа административных правил, отравлявших атмосферу вычислительного центра. Большинство из них были направлены на то, чтобы держать сумасшедших молодых компьютерных фанатов, таких как Самсон и Коток, подальше от машины. Самым жестким правилом было то, что никто не имел права самостоятельно возиться с машиной, и нельзя было даже дотрагиваться до нее. Люди жаждали сделать больше, чем кто либо в мире, и ограничения сводили их с ума. (Levy 1984, 27)

Для Самсона и Котока было недостаточно только смотреть на машину. Они хотели знать, как эта машина работает. Так обстояло дело, когда они отправились на компьютерный курс. Строгие правила, окружавшие IBM-машину, и священство делали хакинг очень затруднительным для юных хакеров. Хакерская субкультура не могла набрать силу до появления нового поколения компьютеров. Первым компьютерным фанатам стало проще работать с новыми компьютерами, так как теперь надо было преодолевать меньше административных барьеров. Эти компьютеры имели мониторы и могли одновременно работать с несколькими рабочими станциями. Хакерам больше не требовались перфокарты. Новые машины вдохновили программистов к новым формам программирования, и хакеры были пионерами этого процесса.

Хакерская этика

В своей повседневной борьбе за компьютерное время и против власти, желавшей отлучить их от хакинга, юные хакеры разработали собственную этику. Их было совсем немного и к своей хакерской этике они относились не так серьезно, как другие хакеры будут делать это в будущем. Хакерская этика не издавалась в качестве манифеста. Этика никогда не обсуждалась. Хакеры, которые приняли эту этику, относились к ней как к аксиоме. Важнейшие положения хакерской этики: все должны иметь неограниченный доступ к компьютерам; информация должна быть бесплатной; авторитеты подлежат сомнению; следует поддерживать децентрализацию. (Cp. Levy 1984, 40 et sqq.)

Университетская бюрократия мешала хакерам получать дорогое компьютерное время. Открытые системы без бюрократии и властей позволили бы им более продуктивно использовать компьютеры. Сидя в консоли машины IBM они получали полную власть над компьютером. Поэтому естественно, что хакеры подозрительно относились к другой власти, пытавшейся отлучить их от хакинга и сделать беспомощными.

В "Хакерах" Леви описал историю хакерской культуры и хакерской этики начиная с времен MIT и до 1984. Вся последняя глава посвящена Ричарду Столлману, которого Леви считал одним из последних истинных хакеров. Столлман верил, что хакерская культура MIT была примером сильной анархистской организации, прекрасно работавшей вплоть до своей ликвидации. Столлман взял хакерскую культуру за образец и основал новое сообщество, - проект GNU, которое стало одним из краеугольных камней движения за свободное программное обеспечение.

Движение за свободное ПО шире, чем проект GNU. Его наиболее значительные ветви представлены приверженцами лицензий BSD-стиля и GPL. Берклеевским дистрибутивом ПО (Berkeley Software Distribution) называется дистрибутив Unix, созданный в 1970-х в Университете Калифорнии в Беркли. Это название применяется также ко всем современным преемникам того дистрибутива, таким как FreeBSD, NetBSD и OpenBSD. В отличие от GPL, лицензии в стиле BSD разрешают использовать исходный код, опубликованный в соотвитствии с лицензией BSD, также и в проприетарном ПО. До недавнего времени от вас требовалось всего лишь поблагодарить Университет Калифорнии. Использовать GPL или использовать лицензию в стиле BSD, может стать спорным вопросом в начале софтверного проекта. Если вы решите использовать лицензию BSD, то другие люди смогут на базе вашего труда разработать проприетарное ПО. Если вы решите использовать GPL, каждый будет обязан открыть изменения в исходном коде проекта. Журналист Питер Вайнер (Peter Wayner) в своей книге "Свобода для всех: Как Линукс и Движение за свободное ПО конкурируют с титанами хай-тека" писал:

Люди, поддерживащие GPL, поддерживают, также, и Ричарда Столлмана. Во всяком случае, они не проклинают его публично. Как правило, они являются индивидуалистами и выступают против предрассудков. Проекты GPL часто становятся культовыми и ведутся в странной атмосфере индивидуализма и истерии "разве-это-не-круто". Приверженцы лицензий в стиле BSD, напротив, кажутся более прагматичными, организованными и целенаправленными. (Wayner 2000, 135)

Сторонники лицензий в стиле BSD не считают свои лицензии культовыми, но подчеркивают свободу такого рода лицензий, в противоположность GPL. Они не имеют звезд вроде Ричарда Столлмана и Линуса Торвальдса. По этой причине, проекты BSD чаще всего игнорируются прессой. В результате, приверженцы BSD не получают удовольствия от крестового похода Столлмана за свободное программное обеспечение.

Точка зрения Столлмана более радикальна. Он хочет систему свободного программного обеспечения, подобную Unix, но лучше. Свою работу он назвал GNU. Это - рекурсивный акроним, означающий "GNU’s Not Unix" (GNU - не Unix). С момента своего возникновения проект GNU ориентирован на развитие совершенно свободной и полностью функциональной операционной системы со всеми необходимыми программами. С самого начала она стала больше, чем какой-то резервуар своболного ПО. GNU представляет собой систему свободного ПО, которая пытается заменить любое проприетарное ПО программным обеспечением GNU. С основания GNU начался крестовый поход Столлмана за свободное ПО. Свобода, ранее зашифрованная в хакерской этике, стала теперь договором между программистами и пользователями в виде Универсальной общественной лицензии GNU. GPL призвана защитить систему свободного программного обеспечения от эксплуатации.

Анархизм инициативы открытых исходников

15 мая 1969 губернатор Рональд Рейган послал вооруженную полицию в атаку на протестующих хиппи, которые окупировали Народный парк рядом с кампусом Беркли Университета Калифорнии. В результате один человек был убит выстрелом, и несколько людей получили ранения. Консервативный истэблишмент с губернатором Рейганом и контркультура хиппи оказались двумя антагонистами. Тем не менее, в своей книге "Американец как анархист" Дэвид Делеон признает, что губернатор Рейган и хиппи были двумя противоположными крайностями все того же американского анархизма. (Добавим, что Делеон убедительно цитирует поразительные "антигосударственные" высказывания Рональда Рейгана в ходе его предвыборных кампаний. Но как бы то ни было, очевидно, что президент Рейган был не в состоянии изменить систему. Он смог добиться только увеличения своих полномочий, по сравнению с теми, которые имел будучи губернатором Калифорнии. Он и такие люди как сенатор Барри Голдватер (Barry Goldwater) являются всего лишь сдержанными правыми либертарианцами, что, несомненно, есть часть специфической традиции (DeLeon 1978, 84))

Дэвид Делеон акцентирует внимание на том, что анархизм ценен как основная радикальная критика правого и левого крыльев либерального американского общества. Он назвал эти два крыла как "правое и левое либертарианство", хотя либертарианство есть синоним анархизма.

Применяя теорию Делеона к сторонникам GPL и к Инициативе открытого исходного кода, оба представляются двумя крайностями американского анархизхма. В своем эссе "Собор и базар" Эрик С. Рэймонд (Eric S. Raymond) называет эти крайности как соборную и базарную модели. (Cp. Raymond 2001)

В своей книге "Мифический человеко-месяц: очерки софтверного инжиниринга", опубликованной в 1975, Фредерик П. Брукс (Frederick P. Brooks) вывел закон, согласно которому, чем больше людей участвует в едином софтверном проекте, тем больше времени он будет осуществляться. Как и многие другие хакеры и как бывший участник проекта GNU, Эрик Рэймонд полагал, что слишком большое число поваров испортят бульон, и что согласно закону Брукса, чем меньше хакеров будет вовлечено в софтверный проект, тем более успешным будет этот проект. Согласно закону Брукса проекты GNU-шного ПО должны осуществляться малым числом разработчиков. К удивлению Рэймонда своими скорыми выпусками Линукса Торвальдс доказал, что черное - это белое. Чем больше хакеров приглашал Торвальдс в проект Linux, тем лучше становился Linux.

Рэймонд изложил свои наблюдения на бумаге в эссе "Собор и базар" в котором он противопоставляет два различных стиля руководства проектами GNU и Линукс. Это эссе является развитием речи Рэймонда, произнесенной им на линуксовом конгрессе в Германии в 1997. Эссе получило свое название соответственно центральной аналогии: Программы GNU представлялись впечатляющими соборами, памятниками, основанными на хакерской этике и построенными для вечности. А проект Линукс больше походил на огромный базар с шумными торговцами. Аналогия Рэймонда подразумевает сравнение между Столлманом и Торвальдсом. Столлман описан как классический архитектор собора. Он является гуру программирования, который может исчезнуть на 18 месяцев и вернуться назад с бриллиантом GNU-компилятора. В противоположность ему Торвальдс скорее похож на приветливого хозяина званого обеда. Дизайн Линукса обсуждается специальными проектными группами. Торвальдс вмешивается только тогда, когда участники групп начинают конфликтовать друг с другом. Его основная работа, - поддерживать возникающие идеи.

Анализ Рэймонда принес ему славу "евангелиста свободного рынка". Он, как правило, не думает о государственном вмешательстве в рыночные отношения. Он выступает против регламентации, в том числе и на владение оружием. Делеон класифицировал бы его как "правого либертарианца". "Правые лебертарианцы" - анархисты, которые считают, что правительство должно оставить их в покое, и что они вправе распоряжаться своими деньгами и своим оружием как угодно. Взявшись анализировать движение за свободное ПО Рэймонд обнаружил то, что он, как правый либертарианец, хотел обнаружить: не упорядоченный свободный рынок. Основа движения за свободное программное обеспечение - свобода пользователей. Модель базара предоставляет максимально возможную свободу, так как здесь множество различных торговцев конкурируют друг с другом. Проекты GNU, а также разрабатываемое компаниями проприетарное ПО, устроены как средневековые соборы: Строительство продвигается вперед группой священников согласно планам архитектора. Строительство собора удается только при достаточном наличии денег, рабочих мужчин и талантливого архитектора. На базаре, напротив, множество торговцев стремятся обыграть друг друга. Лучший торговец имеет больше клиентов. Это напоминает социал-дарвинизм в своих лучших проявлениях: выживает тот, кто лучше приспособлен.

Однако, эссе Рэймонда проблематично, посколько проекты GNU появляются не только как соборы, а проект Линукс не является базаром. Руководителем проекта Линукс и тысяч со-разработчиков Линукса является Линус Торвальдс. Именно он решает, что войдет в ядро Линукса, а что нет. Проект Линукс - скорее гибрид, чем простой базар или простой собор.

В своей речи в 1997 Рэймонд говорил о свободном ПО. В 1998 он заменил в своем эссе термин "свободное ПО" на "открытые исходники". Для Рэймонда и некоторых других сторонников движения за свободное программное обеспечение Столлман все более и более становится преступником. Они унюхали коммунизм в политических заявлениях Столлмана, а все коммунистическое является проблематичным для сообщества, которое хочет войти в бизнес. Кроме того, они полагали, что движение не должно слишком сосредоточиваться на GPL. Они желали иметь систему ПО, которое применяло бы GPL наряду с BSD и подобными лицензиями. Эту новую систему они назвали "Инициативой открытых исходников". Фолькер Грассмук (Volker Grassmuck) сказал об этом:

Слово "свободное" не только двусмысленно ("бесплатное пиво" и "свобода слова"). В стране свободы это четырехбуквенное слово ("free") стало неприличным, "конфронтационным", в некотором смысле коммунистическим. (Этот текст был переведен с немецкого на английский и с английского на русский.) (Grassmuck 2002, 230)

Последние истинные хакеры

В своей книге "Хакеры" Леви также интервьюирует Ричарда Столлмана. Он посвящает Столлману целую главу. Не без повода она была названа "Эпилог: Последние истинные хакеры". В 1984 дело свободного ПО выглядело плохо. Столлман относится к поколению первых хакеров, которые изучали хакинг на университетских машинах IBM. Юное поколение, появившиеся в компьютерных лабораториях начала 1980-х, училось программированию на своих домашних компьютерах без какой либо хакерской этики и хакерского сообщества.

Эти новые люди писали новые захватывающие программы, как и их предшественники, но с ними пришло кое-что новое. На экранах вместе с программами стали светиться уведомления об авторских правах. Для РМС это было богохульством, так как он продолжал считать, что информация должна распростроняться свободно. "Я не думаю, что программное обеспечение должно быть собственностью", поскольку такая практика вредит всему человечеству. Это мешает людям получать максимальную выгоду от существования программы. (Levy 1984, 419)

Эти новые хакеры не интересовались хакерской этикой. В вычислительном центре MIT Столлман понял возможность анархистской организации. Но из-за разобщенности хакеров домашними компьютерами, возник недостаток сторонников такой организации. В начале 1980-х Столлман чуствовал себя последним сторонником мертвого движения с анархистскими принципами. Он хотел оживить это движение. И Столлман начал освобождать исходный код от проприетарных лицензий, начал движение за свободное программное обеспечение и тем самым возродил хакерскую культуру.

Движение за свободное программное обеспечение с GNU, BSD и Инициативой открытых исходников (OSI) является радикальной анархической критикой современного порядка интеллектуальной собственности, не только в либеральном обществе Соединенных Штатов, но и во всем глобализированном мире. В противоположность представителям BSD и рыночно-экономическому анархизму Эрика Рэймонда из OSI Столлман постулировал корпоративный анархизм, который в применении к интеллектуальной собственности, является вольной интерпретацией французского анархизма Пьера Жозефа Прудона, утверждавшего, что собственность - это грабеж. Сегодня, требования отмены интеллектуальной собственности кажутся многим людям бессмысленными. Но полтысячи лет назад сама частная собственность была для многих людей невероятна. Похожие взгляды высказал Джереми Рифкин (Jeremy Rifkin) в своем "Доступе":

Настоящее заставляет задуматься, что исчезновение рынков а потом и меновой стоимости, сегодня так же непостижимо для многих людей, как более чем полтысячи лет назад было непостижимо огораживание и приватизация земли и труда отношениями собственности. (Rifkin 2000, 14)

Столлман и участники движения за свободный софт GNU создают не только свободное ПО, но также и музыку, книги по непроприетарным лицензиям. В интервью для "Spiegel Online" Столлман объяснил почему: "Я склоняюсь к левому крылу анархистской идеи, которой мы достигли бы добровольно и сообща, и думаю, каким образом мы можем постараться для всех посредством кооперации". (Klagges 1996).


Copyright © 2005 CHRISTIAN IMHORST.
Разрешается копировать, распространять и/или изменять этот документ согласно терминологии Лицензии GNU для свободной документации, версии 1.2 или другой более высокой версии, опубликованной Фондом свободного программного обеспечения.

Библиография

Barbrook, R. und Cameron, A. (1995), ‘The Californian Ideology’. http://www.alamut.com/subj/ideologies/pessimism/califIdeo_I.html [30th November 2004].

Brooks, F. P. (1995), The Mystical Man-Month: Essays on software engineering. New York.

DeLeon, D. (1978), The American as Anarchist. Baltimore, MA.

Grassmuck, V. (2002), Freie Software – Zwischen Privat- und Gemeineigentum. Bonn.

Imhorst, C. (2004), Die Anarchie der Hacker – Richard Stallman und die Freie-Software-Bewegung. Marburg.

Klagges, H. (1996), ‘Es reicht mir nicht, nur einfach neugierig auf die Zukunft zu sein, ich will etwasandern’. Interview with Richard Stallman. http://www.klagges.com/pdf/interview stallman.pdf [30th November 2004].

Levy, S. (1984), Hackers: Heroes of the Computer Revolution. New York.

Рэймонд Э.С. (2001), Собор и Базар: размышления случайного революционера о Линуксе и открытом исходном коде.

Rifkin, J. (2000), The Age Of Access. New York.

Wayner, P. (2001), Free For All. How Linux and the Free Software Movement Undercut the High-Tech Titans. New York.

Williams, S. (2002), Free as in Freedom – Richard Stallman’s Crusade for Free Software. Sebastopol, CA.

Биржа долевых инвестиций SIMEX.

Последнее редактирование: 2008-06-23 16:45:38

Метки материала: анархия, исходный код, хакеры, GNU, GPL, хакерская этика, Столлман, GNU GPL


27 комментариев

Последние десять комментариев:

28.03.2010 22:22:36 #
Mozilla Firefox dima
Имхо, BSD совершенно нейтральна к проприетарному софту. Как, впрочем, и государство, которое спонсирует BSD-проекты.
 
BSD аполитична. GNU GPL идеологична.
28.03.2010 14:57:18 #
Mozilla Firefox Гость Мыслящий
Лицензия БСД, япредставляет какой-то неразумный альтруизм, софт под такой лицензией,  уже бы помер если не изначальное финансирование министерством обороны. Паразитируещие компании наварив денег, уже бы не финансировали БСД софт а своих бы работников лучше бы заставляли писать что то новое.
24.04.2009 21:56:57 #
Opera Гость Антон
Спасибо большое! Полностью поддерживаю.
19.09.2008 04:18:56 #
Opera Гость андрей линух-мандрива
класс давай еще
11.07.2008 16:04:40 #
Iceweasel dima
Там мой перевод висит. Даже и ссылка, кажется, есть.
11.07.2008 12:37:48 #
Opera Гость Zombie
Спасибо, Дима!
Аналогчиный перевод видел на http://avtonom.org
05.06.2008 12:09:02 #
Mozilla Firefox Гость
Респект и Уважуха !
21.05.2008 14:43:57 #
Mozilla Firefox Гость Indymedia
Чуть подредактировали и выложили по адресу http://imc-siberia.org/ru/node/1290.
Спасибо за перевод!
21.05.2008 14:43:15 #
Konqueror Гость
Спасибо за перевод
продолжайте в том же духе
20.05.2008 15:31:23 #
Mozilla Firefox Гость Za_Dolber
Такие вещи надо в школах наших преподавать, что бы M$ подох от злобы

Оставьте, пожалуйста, свой комментарий к публикации

Представиться как     Антибот:
   

Просьба не постить мусор. Если вы хотите потестить xBB, воспользуйтесь кнопкой предварительного просмотра на панели инструментов xBBEditor-а.


© 2007-2016, Дмитрий Скоробогатов.
Разрешается воспроизводить, распространять и/или изменять материалы сайта
в соответствии с условиями GNU Free Documentation License,
версии 1.2 или любой более поздней версии, опубликованной FSF,
если только иное не указано в самих материалах.